Алексей Свиридов

Человек с железного острова

Часть первая

ВАРИАНТ С БЕГЕМОТИКОМ

Краткое содержание предыдущих серий: отсутствует по причине отсутствия оных.

ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ НАБОР ЭПИГРАФОВ

Читателю предлагается самому расставить их в тексте там, где, по его мнению, начинается новая глава.

– Для дружка – сережку из ушка.

Народная поговорка.

– Пауки в бане.

Опечатка в стенгазете на тему империализма разных стран.

– Женщина не потому дура, что дура, а потому, что она женщина.

Аксиома.

– Пустота внутренняя проходит через пустоту внешнюю, и на их пересечении находится мой идеал.

Философское рассуждение обиженного десятиклассника, доказывающего, что он не полный идиот.

– Как может быть дым Отечества и сладок, и приятен? Если дым – значит горит там что-то, в Отечестве!

Мысль, возникшая у другого десятиклассника при подготовке к школьному экзамену по литературе.

А ты кино больше смотри, там тебе и не такое покажут. Я-то точно говорю, мне отец про Благодетельское появление все в точности рассказывал, он у нас на радиостанции заправлял. Ну, ради развлечения, пристрастился ловить служебные разговоры – он же три языка знал – русский, английский и еще какой-то, а я через него тоже русский знаю – все-таки полуродной. Было все так – когда всплыла Благодетельская хреновина, шум был страшный. Кроме шуток – русские на Америку, Америка на русских, и получалось, что и те, и те готовы дать отпор противнику, провокацию затеявшему. В Штатах бомберы подняли, в Союзе тоже что-то такое. А эта, плавучая, через три часа открытым текстом в эфир выходит и заявляет такую вещь: мол, мы – те самые «зелененькие человечки», которых вы ждали. Только контакты с вами нам на фиг не нужны, а нужно предупредить, во избежание: для наших межпланетных сообщений нужна база промежуточная, и будем мы ее делать у вас. Работает она просто – полкубокилометра воды из глуби морской заменяется на идентичный объем издалека, разумеется, со всей возможной стерилизацией. А чтобы вам обидно не было, можем и вам такое устроить. Кроме шуток. Ищется планета а-ля Земля и устраивается переброс туда, тоже подводный, а там как хотите. Так и начались экспедиции, а вовсе не с помощью этих суперменов, которые Благодетелей разве что под автоматом не держат. Благодетели, они же нас сами контролируют, что с собой тащим, а тут такие фильмы снимают.

Я-то от этого всего далек был – гонял скреперы по штрекам, а как через год с работы уволили – шахта прогорела – пошел в войска ООН. Я же радио Москвы слушал, по-своему все понимал. Дали мне «Камышовую кошку» и поставили на границу с Южной Руандой, мир поддерживать. Очень мы его там оригинально поддерживали – мимо нас чуть ли не каждый день танковые колонны ходят, а мы сидим, морально воздействуем. Дальше, полсотни километров вперед, межафриканские силы стояли, эти колонны они-то и заворачивали, да так, что по пол-ночи канонада стояла. А как-то раз южане обратно шли – а на каждом стволе по человеку повешено. Там и негры, и белые – победа была. Одно дело такое по экрану видеть, а другое дело так. Я-то ладно, но на огневом пульте у меня сидел один впечатлительный парнишка, да к тому же личные счеты какие-то имел, вот он и загнал первый транспортер в квадрат, потом второй, и за третий взялся, а четвертый в нас «иглу» уже пустил. Парни кое-как попрыгали из «кошки», и настал ей конец. А колонна к нашему, ООНовском гарнизону пошла. Кончилось джентльменское соглашение, и когда я туда добрался – от казармы угольки, и от склада угольки, народу никого, и вдали пулеметы трещат.

Резонанс эта история имела. Впечатлительного парнишку-то накрыло вместе с «кошкой», и вся вина на мне. Хорошо, помогли мне устроиться сюда, танк водить, а то бы полный мрак. Но тут тоже нерадостно. Слыхал – вертолет позавчера во Вторую деревню шел, да пропал? Нашелся. Сидит на Средневерхней равнине, на расстоянии в два раза больше максимальной своей дальности. И теперь на выручку парням танк хотят послать, а что еще? И тебя, Пьеро, хотят вторым водителем ко мне назначить. Ну, как?

В гробе я видел такие развлечения. Опять Серега поднял меня раньше срока на десять минут, а то и на пятнадцать. Я ему, конечно, объяснил, что он неправ, да чего уж теперь. Встал, пошел мыться. Надоело это, честное слово – стоишь, в три погибели согнутый, и зубной пастой то на штаны, а то в раковину капаешь. Слава богу, хоть дорога ровная, не качает сильно. Поглядел в стеклоблок – пейзаж все тот же. Третий день два вала с боков, а за ними зелень стеной стоит. Подножья валов норами изрыты – народу здесь многовато живет, в джунгли никто не лезет, и правильно делает – там своих хватает.

Поглядел, покушал очередную консерву, отпихнул Знахаря и полез воздухом дышать. По крыше кто-то ночью сильно погулял – вся в грязи, ветки какие-то, а на колпаке антенны красуется желтая плюшка. В общем, пришлось совместить приятное с полезным. Сначала скребком, а потом куском поролона, чуть не сверзился при этом. На часы посмотрел и обратно полез, Пьеро за рычагами менять.

Пьеро только что не по стойке смирно вытянулся, а если не вытянулся, то только потому, что места мало. Доклад: аппаратура в норме, движение в графике, «звездочка» не сбоит. Еще бы, если бы сбой был, тут бы уж вой стоял, как при ядерной атаке! За ночь расход топлива оказался меньше расчетного, и теперь у нас восемь грамм коллоида экономии. Замолчал Пьеро, и стоит, ответа ждет. Он очень серьезно ко всяким правилам этикета и инструкциям по общению относится, а я его еще и по должности старше. Ладно, пусть идет, в конце концов его дело личное, да и в разных сменах мы с ним.

Пока я к рычагам лезу, Сергей из башни управление держит. Долез, взялся, просто так, для проформы, пошуровал – все хоккей. Поставил автопилот и принялся смотреть на курсограф. Судя по всему, сегодня к полудню мы до конца дороги доберемся и вдоль джунглей попрем. Вызвал я на один экран карту – она у Серчо на центральном посту с утра горит, и принялись мы с ним в сотый раз прикидывать, как через эти джунгли проходить.

Карта дрянная, рельеф и ничего больше. Вообще, это свинство! С таким трудом спутник запустили, а он, гад, ни ИК-картинки не дает, ни А-раскладки, хоть поднимись на орбиту и тресни. Одним словом, не те нынче времена, в Первую экспедицию, небось, каждый винтик языком лизали!

А по рельеф-карте как ни крути, а идти надо через отросток Малых Джунглей в районе «Три истока», кстати, Знахарь вчера обрадовал – это место в народе «погибельным редколесьем» зовут, и Знахарю туда очень не хочется. Кажется, Серчо зря его взял – то ли трус, то ли просто поныть рад при случае, и то, и другое неприятно. А когда три дня назад из Первой деревни выходили, так на крыше стоял – что там Наполеон!

Сейчас Знахарь вроде ничего, привалился в жилом отсеке к стенке конденсатора и то ли песню поет, то ли сам с собой разговаривает – отсюда не слыхать.

Из башни Дрон голос подает и выводит на наушники связь с базой. Ничего нового, в общем-то, не сказали ни мы, ни нам. Этой ночью вертолет вновь на связь вышел. Сидят ребята по-прежнему на своем холме и особых неудобств не терпят. И, конечно же, еще не разобрались, как их туда занесло – загружены под завязку были! База их опять запеленговала – результат стабильный, и то хорошо. Пытались спутник на другую орбиту перевести, чтобы разглядеть это место – не вышло.

Этой шарашкиной конторе, которая нам его клепала, ой как не поздоровится, когда будет очередной переброс и пойдет сообщение в Совет экспедиций. Да и сам Совет обленился – пять экспедиций отправил нормально, а на шестой отдохнуть решил! А Благодетелям-то что, их дело – очередной канал организовать, а что там перебрасывается – им дела мало, лишь бы не что-нибудь братоубийственное. Хотя критерии у них непонятные – например, наши ранцы они пропустили, хотя ими можно немало братьев поубивать, а генераторы – чего уж безобидней вещь – заставили бросить.

×