Иван Стрельцов

Дерзкий морпех

Посвящается морякам, воевавшим на суше в самые тяжелые моменты для Родины.

От автора

Пролог

В этот день в главном здании ГРУ обстановка была крайне нервозная. Еще бы, сам начальник Генерального штаба приехал на совещание, на которое собрали всех начальников отделов, работающих внутри России и по странам ближнего зарубежья. Тема совещания – «Анализ антитеррористической операции на Северном Кавказе».

Начальник Генерального штаба был невысокий плотный мужчина пятидесяти лет, мундир с генеральскими погонами сидел на нем как влитой, а орденские планки на мощной груди бывшего тяжелоатлета буквально вздыбливались.

Стоя за массивной трибуной на сцене актового зала, генерал-полковник в течение получаса читал доклад о сложившейся обстановке на освобожденной территории еще недавно мятежной Ичкерии, сыпал цифрами из различных сводок, даже приводил какие-то мало известные факты, практически не пользуясь «шпаргалкой». Большинству собравшихся разведчиков все это действо напоминало политзанятия в еще не забытые советские времена.

Даже начальник ГРУ в стильном гражданском костюме, больше напоминающий преуспевающего ученого или дельца, чем руководителя военной разведки, слушая генерал-полковника, недовольно морщился, дескать, других дел больше нет у его департамента, как слушать подобные лекции.

– Вот такая вкратце обстановка на юге нашей страны, – приспустив на кончик носа узкие очки в тонкой титановой оправе, наконец проговорил генерал-полковник. – И не мне вам говорить, что главная задача военной разведки – борьба с внешними врагами нашего государства. Но кроме противоборства государственных систем нам теперь выпала еще одна забота. Это борьба с мировым терроризмом, и главное его гнездо сейчас для нас – Чечня. После наступления ваххабитских отрядов на Дагестан, которые были разгромлены, федеральные войска освободили равнинную часть Чечни, загнав остатки сепаратистов в горы. Теперь необходимо уничтожить их, не давая вырваться на равнину, где они могут устраивать террористические акты, которые рано или поздно обернутся массовыми жертвами мирного населения. Примеры тому – Буденновск и Буйнакс. Главными целями должно стать перекрытие финансовых и оружейных потоков из-за рубежа, а также ликвидация полевых командиров, особенно тех, кого среди боевиков и за границей считают одиозными фигурами. Конечно, мы – люди военные и считаем все по одной формуле: «Если враг не сдается, его уничтожают», тем более что для этого сил там предостаточно, и фронтовой авиации, и тяжелой артиллерии. Не говоря уже о командах спецназа. Но наш Верховный главнокомандующий считает, что физическая ликвидация слишком примитивная, а главное, неоправданно жестокая мера. Среди подавшихся в горы сепаратистов достаточное количество безграмотного и задуренного молодняка, которым запудрили мозги исламские эмиссары из жарких стран.

Президент считает, что таких людей мы обязаны вернуть с гор к обычной мирной жизни. Лучше всего это сделать через личный пример. Среди руководства повстанцев достаточно не только кровожадных убийц и бандитов, но есть еще идеалисты, которые воюют за непонятные призрачные идеи. Вот на таких и следует делать упор. Брать в разработку и через оперативные комбинации убеждать сдаться федеральным властям. Для этого нужно использовать мировой опыт противопартизанской борьбы и не забывать нашу собственную историю противодействия басмачеству и борьбе с «лесными братьями».

Сидящий в первом ряду моложавый мужчина с простым, незапоминающимся лицом, закинув ногу на ногу, держал на колене открытый еженедельник, время от времени делая какие-то пометки.

Сорокапятилетний полковник ГРУ Вадим Георгиевич Долгов служил в военной разведке больше двадцати лет. После Киевского высшего общекомандного училища им. Фрунзе, где он учился на разведывательном факультете, был направлен в посольство в Афинах. Прослужил пять лет в распоряжении военного атташе, там же и открылись его способности к аналитической деятельности. Долгова отозвали из Греции, затем несколько лет он работал в центральном аппарате ГРУ, одновременно заочно окончив разведфакультет при Академии Генерального штаба.

Огромная и когда-то непобедимая империя стремительно катилась в тартарары. Военная разведка работала в форсированном режиме, но эти результаты нисколько не интересовали главного друга германского канцлера и американского президента.

Политические катаклизмы не касались майора Долгова, он, как подводная лодка, отгородился от внешнего мира и с головой погрузился в работу. Всплыл на поверхность только в 95-м, когда вовсю гудел пожар первой чеченской кампании. Он трижды выезжал на Северный Кавказ, за что получил две правительственные награды и очередное звание. Все эти поощрения были не зряшными. За ним числились несколько уничтоженных бандформирований и полевых командиров, в том числе и сам президент самопровозглашенной Республики Ичкерия.

Та комбинация, которую разработал Долгов, была идеальной по классической формуле, когда опера создали условия, по которым московские подельники Большого Джо сами сдали лидера сепаратистов, указав его телефонный номер. Следующий сеанс связи для Большого Джо оказался последним. Тяжелая ракета, выпущенная с борта штурмовика и нацеленная по радиолучу спутникового телефона, разметала не только президента, но и его охрану с машиной.

Во время первой чеченской кампании за Вадимом Георгиевичем закрепилась репутация «Ликвидатора «индейцев» [1] .

Когда началась вторая кампания, после попытки ваххабитских отрядов захватить соседнюю с Чечней Республику Дагестан, Долгов снова вылетел на Северный Кавказ в составе группы старших офицеров ГРУ. К тому времени федеральные войска разгромили наступающие банды сепаратистов, начав их гнать вглубь Чечни. Разведчики двигались вслед за наступающими войсками, обрабатывая получаемую информацию, а заодно готовя свою собственную операцию.

«Охота на волков» оказалась наиболее успешной из всех операций двух военных кампаний. Окруженные в Грозном боевики, постоянно несшие потери от штурмовых отрядов, которых поддерживали танки и артиллерия, через подставного «предателя» получили карту минных полей вокруг города и, отыскав брешь, пошли на прорыв, где, попав под перекрестный огонь, понесли огромные потери.

После «охоты на волков» Долгов получил еще один боевой орден, звание полковника и был возвращен в Москву.

Слушая начальника Генерального штаба, Вадим Георгиевич понял, что вновь возникла необходимость в его опыте и знаниях, только специализация изменилась.

– Ты пей кофе, пей, – обращаясь к Долгову, предлагал начальник ГРУ. – Я люблю кофе раскаленный, как битум, а только чуть остыл – уже не то.

– Я тоже люблю горячий, – будничным тоном ответил полковник Долгов. Будучи человеком творческого устройства, с начальством он не особо любил общаться, считая, что у каждого своя стезя. Одним работать (творить), другим руководить и отчитываться перед вышестоящим начальством.

– Ловко у тебя, Вадим Георгиевич, получилось, – начальник военной разведки положил свою широкую ладонь на пластиковый терминал, внутри которого лежали листы с ровными строчками компьютерного текста. – Только вчера начальник Генштаба призывал активнее работать по одиозным полевым командирам, а сегодня ты уже приносишь мне один из вариантов, да еще какой. Настоящая конфетка.

– Вообще-то я информацию собирал для другого мероприятия, – честно признался Долгов.

– Ну да, ну да, – закивал главный разведчик российской армии. – Ты же всем известный «группенкиллер». Сколько бандформирований уничтожено по твоим планам?

– Крупных – три.

– Не считая всякой мелочи, – на мгновение задумался начальник ГРУ. Увлеченный своими мыслями, непроизвольно забарабанил пальцами по терминалу. – Это хорошо, что ты смог так быстро перенацелиться. Штабисты всем известные погонщики, еще старт гонкам не объявили, а они уже вовсю начинают хлестать от души. Теперь у них уже не получится погонять, если что, у нас есть щит прикрыться на первое время. – Главный военный разведчик замолчал, потом искоса глянул на Долгова и спросил: – Сам-то ты что думаешь, сможем мы этой акцией воздействовать на Хаджибея?

вернуться

1

Индейцы– непримиримые боевики чеченских бандформирований (арм. сленг).