Голубев Владимир

Форточка 3

Побег в прошлое

Глава 1.

Спецназ ФСБ тоже плачет.

Охрана нужна? Спецназ ФСБ – отличный выбор.

Китину младшему повезло дважды.

Во-первых, захват его офиса и дома планировался, как показательная операция, как шоу. О наличии «лифтов» ФБР не подозревало, они просчитали объем нелегального золота. Поэтому, увидев «маски-шоу», Китин успел позвонить жене. Он договорился о встрече с ней в 1894 году, его «лифт», на работе, был так настроен. Коля успел позвонить отцу, тому следовало ожидать неприятностей от своих спецслужб. Только после этого, он включил лифт на уничтожение, и перешел в прошлое.

Во-вторых, ФБР поехало домой к «главарю преступной группы нелегального отмывания золота из России» только через час. Полина успела собрать вещи, взять ребенка, обзвонить всех родных и знакомых. И перейти к мужу в прошлое. Коля давно приехал к ней на обычной конной упряжке, благо расстояние до дома было небольшое.

В России началась суматоха. Коробовская молодежь была в Карачеве. Оба сына с женами, племянник и военспец Мышкин готовили базу в 13 веке для переброски туда двенадцати тысяч винтовок.

Четверо стариков собрались у Китина старшего. Трое сразу перебрались в 1894 год, и теперь гадали, дождется ли Коробов звонка от своей невестки из Карачева, смогут ли они объединиться в 19 веке. В квартире у Китина было две установки, поэтому для Коробова были доступны оба варианта и 1894 год, и тринадцатый век.

ФСБ все не ехала, а Светлана не звонила. Установка, настроенная на 1894 год, замигала и пошла на новый цикл настройки. Неустойчивость связи между мирами показала себя в самый неудобный момент. Коробов позвонил Светлане на сотовый телефон, та сразу ответила.

– Папа, ребята далеко. Фёкла несколько раз заглядывала туда, никого не видно. У меня плохие новости. На шоссе прекратилось движение. Минут десять нет машин. Странно. Как они могли нас найти?

– Света, уходите с Фёклой к нашим мальчикам, в 13 век. На 1894 год перестроиться не успеешь. Я иду к вам. Ждите меня в Карачеве.

Владимир Александрович перекидал свои вещи в 13 век. Сумки для аварийного отхода были собраны им давно и тщательно. Фсбешников все не было. Запасливый Коробок начал тягать из кухни всякое железо. Ножи, вилки, ложки, молотки, стамески, топорик-молоток для отбивных. Все, до чего дотянутся руки. Это его чуть не сгубило. Его спасла случайность: когда в соседней комнате раздался звон разбитого окна, Коробов находился около «лифта». Нажав на кнопки уничтожения, Владимир Александрович спрыгнул вниз, на сумку с тряпками. Прыгая, Коробок услышал, как разбилось окно в этой комнате, а из коридора затопало чудовище.

* * *

Все-таки пять секунд, это слишком больший запас времени, перед ликвидацией «лифта». Примерно так думал Коробов, когда вслед за ним, на кучу его запасов, свалился, сначала один, а потом второй спецназовец. Решительные ребята, с полным отсутствием страха. «Отличная подготовка, ничего себе не сломали. Прыжок со второго этажа для них копейки, понимаю. Но они не были готовы. Я бы в полете умер», – подумал Владимир Александрович. Спецназовцы включили фонари, нашли Коробка и надели на него наручники.

Минут пять Владимир Александрович ждал, пока спецназ созреет. Потом еще пять минут. Наконец, спецназовец решил включить звук – дал Коробову пинка. Владимир Александрович был вынужден отвечать на этот, традиционно заданный, немой вопрос.

– Мы сейчас в 13 веке. Устройство, через которое вы, так неосторожно, сюда спрыгнули – межвременной лифт. Его мой друг детства, Китин, изобрел, шесть месяцев назад. Мы хотели голодающих в 1932 году спасти. Миллиона два, если получится, три. Но нам все время не везло. Два месяца назад, к нам привязались бандиты, убили четверых друзей. Потом мы купили ментов, и бандиты отстали. Только мы подготовили базу для голодающих, временные переходы стали закрываться. А сегодня ФБР пыталось захватить сына Китина в США. Вот мы и решили бежать в прошлое. Ребята попрыгали в 1894 год, а я в 13 век. У меня здесь оба сына, племянник, сноха, невеста сына и еще…штабс-капитан. Неважно. Они на разведке в Карачеве. Вот я к ним и прыгнул. Билет-то в один конец.

Подумаешь, чудо. Переход из зимы – в лето, из дня – в ночь. Но спецназовец, почему-то, сразу поверил. Зарычал и стал бить Коробова ногами. У того что-то хрустнуло, рот залило кровью. Наручники не давали Владимиру Александровичу возможности закрыться от ударов. Удары были вполсилы. Просто, Коробок отвык.

* * *

Спали на земле. Лето, рядом хвойный лес. Повезло. На хвойной подушке было тепло и сухо. Спецназовцы спали по очереди. «Осторожные ребята. Как они в «лифт» полезли? Непонятно», – подумал Коробок, с трудом засыпая.

* * *

Утром, лицо и тело Коробка покрылось синяками, не сгибался палец на левой руке, на правую ногу он не мог встать. Легко отделался. Наручники с Владимира Александровича сняли, помазали зеленкой, из его же аптечки. Покормили, из коробковских запасов. Стали задавать вопросы в вербальной форме. Мечта.

Долго обсуждали, создавшееся положение. Младший, из спецназовцев, Женя, расстроился и заплакал.

– У него сын вчера родился, он его даже не видел. Вызвали на ваш захват, Владимир Александрович, – сообщил старший, Олег.

– Что же он не поберегся? Зачем прыгал сюда?

– Я виноват. Мы парами работаем. Я прыгнул, он меня прикрывать пошел, на автомате.

– Понятно. А у тебя, Олег, дети есть?

– Я не женат. А так, кто знает.

– В Карачев со мной поплывете?

– Их там шестеро, да нас трое. Девять человек – сила. Надо вместе держатся. А почему не пешком? Нам пешком привычнее. Тут по прямой, километров четыреста. За три недели дойдем.

– Не заблудимся? Карты у меня 21 века. Они сильно врут.

– По рекам вдвое дальше и вчетверо дольше получится. Все время против течения. Сначала по реке Дон, потом его притоку, Сосне. И все равно до Орла шестьдесят километров, и от Орла шестьдесят километров пешком. Нет, нам бы лошадку купить, чтобы тащить Ваши запасы. Пешком быстро бы дошли, – предложил Олег.

– А почему не три лошади. Денег хватит. Верхом быстрее, – удивился Коробов.

– Быстрее, когда умеешь. А тут и седел нормальных не найдешь. Да мороки с лошадьми много.

* * *

Собрали вещи, и пошли к Дону. Носильщиком работал Женя, Олег шел совсем без груза, отвечал за безопасность. Коробову вырезали костыль. Он шел с трудом, задавая темп движения. Через час Женя зароптал.

– Зачем столько вещей. Владимир Александрович, как Вы собирались их на себе тащить. Вот этот таз зачем? Ведро ладно, пригодится, но таз! А этот женский пуховик с лисой?!

– Это мой пуховик. Скоро зима, он совсем легкий, – забормотал Коробок.

– Скоро! Зима? Сейчас максимум июнь.

– Откуда это видно?

– Видно. Невооруженным глазом. Трава, листва. В конце концов, по солнцу, – поддержал Олег напарника.

– Лишние вещи сменяем на лошадь и продукты, – упирался Коробок.

– Да у Вас золота и серебра по два килограмма припасено!

– За золото убьют. Нельзя показывать, – заосторожничал Владимир Александрович

– Через полчаса будем у Дона. Там сделаем привал, подумаем. Может, нам удастся сменить двуногую лошадку на обычную, – поддержал Коробка Олег.

– Я эту сволочь придушу на стоянке. Затащил нас в прошлое. Пользы от него никакой, – шипел потихоньку Женя.

– Нечего было ногами бить, я бы сейчас половину груза нес, – оправдывался Коробок.