«Родоначальники и ученики» – таково было первоначальное название – так и не были напечатаны в России в 90-е годы. Книга оставалась в рукописном варианте, пролежав около пяти лет…

Тарасов, увы, так и не увидел свое детище в руках соотечественников.

На помощь пришел американец итальянского происхождения, известный тренер Лу Вайро – почитатель Анатолия Владимировича, горячий поклонник профессиональных методов Тарасова. Книга была издана в Северной Америке.

А на родине выдающегося тренера она много лет не появлялась. И мне казалось, что перспективы даже не просматриваются…

О планах издательства «Эксмо» напечатать многострадальную рукопись я узнал от внука Тарасова – Алексея, с которым поддерживаем отношения после ухода из жизни его деда. Он взял на себя ответственность сохранить тарасовское наследие и по возможности популяризировать его труды. Алексей Игоревич долго пытался решить проблему с напечатанием этой книги в России, руки не опускал и действовал, пока, наконец, не нашел понимания и заинтересованности у одного из крупнейших российских издательств.

Остается поблагодарить «Эксмо» за осуществление благородной миссии, а также Федерацию хоккея России в лице Владислава Александровича Третьяка, воспитанника Тарасова; Континентальную хоккейную лигу, хоккейный клуб ЦСКА – за содействие в реализации данного проекта.

К читателям

Подумать только: двадцать с лишним лет вынашивал мысль написать книгу о том, как складывались наши отношения с канадскими спортсменами – родоначальниками хоккея. Да все не решался приступить к работе. Понимал: не хватает мне глубоких знаний о северо-американских хоккейных профессионалах. А тренеру, как и режиссеру-постановщику, мало просто посмотреть спектакли конкурента. Важно почувствовать актеров, постичь дух театра, познать его изнутри. Не мог же я для создания книги воспользоваться тем, о чем только слышал или читал. Чужими конспектами, пусть даже добротными, никогда в течение долгой тренерской жизни не пользовался. Так был приучен своим первым в спорте наставником – замечательным тренером и педагогом Михаилом Давидовичем Товаровским.

Но в народе говорят: «Не было бы счастья, да несчастье помогло!» Так случилось и со мной. В течение одного лишь года я трижды посетил Канаду. Весной 1987-го был там как консультант профессиональной команды «Ванкувер Кэнакс». Через три с половиной месяца в городе Ванкувере мне сделали операцию бедра. Еще через сто дней я вновь побывал там – надо было рассчитаться за операцию, а попутно высказать свое мнение об учебно-тренировочном процессе и принципах комплектования команды в предсезонный период. Во время этих поездок у меня оказалось достаточно времени, чтобы ближе узнать тренеров и профессиональных спортсменов, увидеть их нелегкий труд вблизи, со многими из них поговорить по-хорошему, творчески поспорить. Мне удалось наблюдать много матчей с участием профессиональных команд, в том числе пять из семи финальных встреч на Кубок Стэнли 1987 года между командами «Эдмонтон Ойлерс» и «Филадельфия Флайерс».

И теперь, на склоне лет, полагаю, у меня появилось, наконец, моральное право написать книгу о нашем и канадском хоккее.

Размышляя о том, как ее построить, пришел к выводу, что не следует делить книгу надвое: это вот о канадском хоккее, а это – о советском. Главное для меня в этой книге – высветить проблемы хоккея, поднять острые вопросы и без уверток и дипломатии на них ответить, используя для этого наблюдения, почерпнутые как в нашем хоккее, так и в канадском. И пусть читатель сам решает, где лучше хоккей, мудрее – у нас или за океаном.

Книга, повторяю, посвящена взаимоотношениям наших хоккеистов и канадцев. Но пусть никто не подумает, что я принижаю в развитии теории и практики игры роль европейских стран, таких богатых традициями хоккейных школ, что сложились в Чехословакии, Швеции, Финляндии, ФРГ, ГДР, Польше. Или будто я вдруг позабыл о том, что в хоккей играют в Китае, Японии, Корее и многих других странах. Ничего подобного! Просто интересную и сложную тему взаимодействия и взаимовлияния разных хоккейных школ мне сегодня поднять, пожалуй, не по силам. Оставляю ее другим тренерам, специалистам и спортивным историкам. Что же касается наших взаимоотношений с канадцами, то они складывались у меня на глазах.

Матчи советских хоккеистов с профессионалами НХЛ в рамках различных турниров и «тет-а-тет» всегда вызывают энтузиазм спортивных журналистов по обе стороны океана, они придумывают для таких встреч броские эпитеты, например, «битва за хоккейный трон», «матчи века». И пусть в этих чуть выспренних словосочетаниях несомненна доля преувеличения, но есть в них, по правде говоря, и толика истины.

Конечно, счастливчик тот зритель, кому повезло присутствовать на таких встречах. Он и миллионы его собратьев, сидящих у телевизоров, не только болельщики «своей» команды. Главное их желание – увидеть хоккей самого высокого уровня. Именно он столь любим ими, так притягателен. И вполне естественно, что у болельщика, у зрителя возникает масса самых разных вопросов, далеко не праздных и не простых. Они хотели бы постичь тактические мотивы команд, понять внутреннюю логику их игры, источник накала спортивной борьбы, столь отличной от всего того, что мы видим в повседневной жизни. Им, этим поклонникам хоккея, хочется узнать, в чем секрет мастерства их кумиров – выдающихся игроков, способных, словно по волшебству, переломить ход поединка, склонить итог матча на сторону своей команды.

Уверен: интересна им и фигура тренера. Они хотели бы увидеть его не только у хоккейного бортика, где он, подобно полководцу, руководит «боевыми действиями» команды, но и узнать, чем, какими соображениями он руководствуется, готовясь к матчу, во время игры, по окончании встречи.

Особо увлеченный любитель игры вряд ли удовлетворится разговором о хоккее сегодняшнем, он не прочь пофантазировать, заглянуть в грядущие годы. Какой быть игре в XXI столетии? Долго ли будет продолжаться упорное противоборство советских и североамериканских хоккеистов? Какой стиль возьмет верх? Какие появятся вратари в хоккее и смогут ли они превзойти Владислава Третьяка? А игра таких спортсменов, как защитник Вячеслав Фетисов, нападающие Владимир Крутов, Уэйн Гретцки, Марио Лемье, – это что, предел возможного? Кто он – хоккеист завтрашнего дня? Игрок-универсал? Или яркий выразитель своего амплуа? А может быть, появятся в хоккее и новые амплуа?

Убежден: ответы на вопросы о будущем невозможны без экскурса в историю игры. В прошлом, кстати, тоже немало загадок. И многих почитателей хоккея, в этом я уверен, жгуче интересует, как могло случиться, что недавние хоккейные новички – советские спортсмены – так скоро смогли сравняться в игре с непререкаемыми авторитетами и родоначальниками мирового хоккея – канадцами?

Автор книги как раз и намерен помочь любителям хоккея найти ответ на эти и многие другие вопросы. И повести этот поиск на равных. Вместе с вами, дорогие читатели, поразмышлять над различными проблемами хоккея и в споре, в столкновении мнений выявить достоинства и недостатки двух хоккейных школ, поговорить о том, в чем, в каких аспектах игры сильна одна из них, а в каких – другая.

Я не журналист, не писатель – тренер-практик. Ступил на эту стезю в 19 лет, а в 21, совершенно твердо решив, чему посвящу свою жизнь, получил тренерский аттестат. Профессией своей горжусь, дорожу. Часто слышу, читаю о тренерских секретах в различных видах спорта. В этой книге хотел бы – нет, не коснуться, – а как на селе говорят, «глубоко пропахать» эту тему, серьезно, а порой и полемично поговорить о профессии тренера, отразив при этом не только день сегодняшний, но и заглянув по возможности в завтрашний день. Право на этот серьезный разговор дают мне собственный многолетний опыт, близкое знакомство со многими коллегами практически из всех стран, где играют в хоккей. А также – долгие годы преподавания в институте физкультуры, где я веду тему «Тренер и хоккей», как бы вобравшую в себя итог всей моей жизни.