Марчук Николай Петрович

Закрытый сектор. Вторая часть

"Закрытый сектор. Вторая часть"

Сосновск встретил нас закрытыми наглухо въездными воротам КПП.

- Лейтенанта Виктора Суркова позови! - строго произнес я в просверленные отверстия, толстого пластика, заменяющего местной КаПеПешке стекла

- Не положено, въезд в город закрыт до утра, - отрезал не молодой уже дядька в пятнистом камуфляже, без знаков различия. - В семь утра подъезжайте, пропущу.

Дядька стоял за прозрачным пластиком перегородки, сурово хмуря брови и воинственно топорща усы.

- А я говорю, позови! - голубенькая двухтыщка, свернутая в тоненькую трубочку, залезла в отверстие и тут же исчезла внутри. Как усатый её подхватил с той стороны, я не углядел, вроде и руками не шевелил и к перегородке не подходил, видать волшебство.

- Как хоть вас представить? - сварливо переспросил охранник.

- Скажи, что привет ему от Николая, кума его, он в засаду попал, а мы ему помогли. Так, что давай быстрее, а то Колян вернется уши тебе открутит и усы выдернет.

- Напугал, - устало огрызнулся дядька. - Жди, сейчас вызову его.

Ждать пришлось недолго - минут сорок, за это время я успел сходить к нашим машинам, которые стояли на площадке, схарчил пару бутербродов с салом, тяпнул полтишок самогона, подхватил небольшую сумку с документами и ноутбуком и вернулся к КПП. Все оружие, кроме двух пистолетов ПМа и ТТ оставил в "ГАЗоне", там же лежало и все остальное, включая трофеи, золото, алмазы и персидские ковры, с шамаханскими царицами.

- Ты, что ли меня искал? - недобро глядя из-под белесых бровей, спросил, вышедший наружу мужик.

На вид ему лет тридцать - тридцать пять. Голова большая, с приличной плешью и залысинами, уши переломаны, а костяшки на кулаках слегка другого цвета и текстуры, это говорит, что когда-то их владелец периодически что-то или кого-то бил. Многие бы сказали, что сбитые костяшки - это признак боксера, но на самом деле это не так. Что у нас дальше? Взгляд прямой и оценивающий, смотрит вроде в глаза, а на самом деле, держит в поле зрения целиком силуэт, чтобы в случае опасности быстро среагировать. Глаза бесцветные, то волосы, что еще остались на голове - русые, губы сжаты в узкую нитку. Зуб даю, что перед мной бывший опер.

- Виктор Сурков? - спросил я.

- Ну?

- Баранки гну! - не удержался и съязвил я. - Лейтенант давай быстрее реагируй, а то сейчас все злодеи разбегутся, и некого будет ловить.

- Что, прям вот так вот, и разбегутся? - ехидно прищурившись, спросил Сурков. - А вы господин хороший в прошлой жизни, какой чин занимали?

- Если, по-вашему, по сухопутному, то - подполковник.

Лейтенант никак не прореагировал на мой ответ, даже бровью не повел, лишь более внимательно посмотрел мне в глаза и видимо, все-таки найдя там что-то произнес:

- Понятно. Ладно, пойдем товарищ капдва, послушаем чАво там у вас произошло, - лейтенант повернулся и зашел внутрь коробки КПП.

Лейтенант провел меня в небольшой кабинет, где имелся только стол и несколько скамеек, привинченных к полу. Больше всего эта комнатка походила на досмотровый кабинет.

Достал из сумки ноутбук, включил его, сразу же нашел папку с фотографиями, и принялся пересказывать свои приключения в этом мире, причем начал издалека, с того, как я попал в этот мир. Все, что говорил, сопровождал показом снимков на ноутбуке. Как только речь зашла о банде Бугра, Сурков насторожился и кого-то вызвал по рации. Через пару минут прибежал еще один мужик, он выглядел несколько старше, чем Сурков и имел совершенно затрапезный вид, больше походя на пьющего сантехника из ближайшего ЖЭКа. Теперь Сурков и его товарищ, который представился как Валентин, слушали меня внимательно, периодически задавая уточняющие вопросы и прося задержаться на некоторых снимках. Пересказ занял больше часа, хоть я рассказал далеко не все, что со мной произошло, ибо не фиг им все знать. Валентин сбегал за толстым альбомом, в котором хранились ориентировки на разыскиваемых преступников. Просматривать этот альбом, я категорически отказался, предложив скинуть им фото на флешку, чтобы они потом сами сравнивали их с распечатками ориентировок. Когда рассказ дошел до описания сегодняшнего боестолкновения и Сурков потребовал чтобы я сдал трофейную СВД для экспертизы, взамен он готов был компенсировать стоимость винтовки. Я тут же заикнулся про премиальные за убитых бандитов, оказалось, что с этим не будет никаких проблем и деньги мне готовы перечислить на счет уже завтра утром. Разговор плавно перетек в сферу моих подозрений в отношении Ковбоя и Француза. Особое внимание я уделил последнему эпизоду - убийству Шахова, предположив, что его убили неспроста. Сурков и его товарищ, тут же согласились, что это вполне похожа на правду и этих мутных типов надо задержать, причем немедленно, но тут возникла заминка, так как своего непосредственного начальника, лейтенант не смог убедить выделить сотрудников для проведения арестов. Тогда я предложил произвести арест Француза собственными силами, так как получается, что сейчас я номинально являюсь его непосредственным начальником, а значит, имею право спросить с него прямо сейчас. Сурков не согласился с этим, объяснив, что мне за самоуправство может влететь, вплоть до расстрела и лучше дождаться утра, но время тратить зря нельзя и надо как можно больше нарыть инфы для его начальства, тогда я предложил сгонять в банк и заблокировать счета торгпредства, а заодно и открыть счет для меня, чтобы утром могли перечислить компенсацию за винтовку и премиальные за бандитов. Я думал, что Сурков откажется, но он как ни странно тут же согласился сопроводить меня в банк, оказалось, что сегодня дежурит знакомая его жены и есть неплохой шанс выпить на халяву кофе. Я сходил в машину за винтовкой, попутно прихватив рюкзак с золотишком, которого, кстати, оказалось 16 кг 300 грамм, был еще самородок, почти правильной геометрической формы - четырехгранная пирамидка, весом в двести грамм, но его я решил оставить себе как сувенир. Вот появиться у меня собственный дом заведу там сервант, где будут выставлены подобные экземпляры. Ну, пока это только мечты! Чернов старший вначале возмутился, когда узнал, что СВД хотят изъять, но узнав, что нам компенсируют полную стоимость, предложил сдать еще и пистолеты.

Перед походом в банк, мне пришлось оставить на хранение у охраны КПП оба пистолета и нож. Обыскивать не стали, поверив на слово, что больше оружия нет.

Банк находился совсем рядом, путь занял не больше пятнадцати минут, само помещение было для этого мира внушительным - крепкая каменная Пэ образная трехэтажка, стоящая за массивным кованым забором высотой под три метра. Главные ворота были наглухо закрыты, поэтому мы обошли здание сбоку и лейтенант позвонил в видеозвонок, который был расположен на небольшой панели рядом с неприметной калиткой. Через несколько минут к нам навстречу вышел рослый охранник, вооруженный коротким ПП.

То ли Сурков заранее сообщил о нашем визите, то ли его здесь и так знали, а может у них правила такие, но охранник пропустил нас внутрь молча, лишь спросив: к кому мы? Сурков ответил, что мы идем к Вере и, дескать, она об этом предупреждена и ждет.

Зашли мы в здание не с центрального входа, а с бокового, к которому собственно и вела дорожка от калитки. Как только зашли в здание, то почему то, тут же начали спускаться вниз. Ого, да у них тут внизу не темный подвал, а полноценный этаж. На удивление в помещении было многолюдно: не считая работников банка, которые выделялись униформой, было не меньше десятка посетителей, причем вид некоторые из них имели весьма специфический, к примеру, возле одной из касс стояли два мужика в замызганный, грязных энцифалитках. В большом, светлом холе стояли скамейки, фикусы в катках, а посередине был даже небольшой работающий фонтанчик, с плавающими внутри золотыми рыбками. Чудеса, вроде и прошла всего неделя с того времени как я отбыл из старого мира, казалось бы не должен был отвыкнуть от подобного проявления комфорта и цивилизации, ан нет! Увидел фонтанчик, мраморные полы, обилие блестящих финтифлюшек и застыл как дурак с раззявленным ртом.