Майкл Коннелли

И ангелов полет

Глава 1

Сорвавшееся с губ слово прозвучало незнакомо, будто его произнес кто-то другой. Босх даже не узнал собственный голос. Простое «привет», которое он прошептал в трубку, было наполнено граничащей с отчаянием надеждой. Ответил совсем не тот, кого он ждал и за кого тревожился.

— Детектив Босх?

На мгновение ему стало неловко за допущенную оплошность. Хотя, может, звонивший и не заметил ничего необычного.

— Лейтенант Майкл Тьюлин. Это Босх?

Имя ничего не говорило ему, и секундное замешательство тут же сменилось вытеснившим все прочие мысли страхом.

— Да, Босх. В чем дело? Что случилось?

— Подождите, с вами будет говорить заместитель начальника полиции Ирвинг.

— Что еще...

Его уже никто не слушал. Он вспомнил наконец, кто такой Тьюлин — помощник Ирвинга. Босх стоял и ждал, оглядывая погруженную в темноту кухню. Лишь на плите тускло светилась панель часов. Держа в одной руке трубку, Босх машинально поднес другую к животу, туда, где уже свивались в тугой канат страх и тревога. Мигающие на панели плиты цифры показывали почти два — с тех пор как он смотрел на них в последний раз, прошло пять минут.

Нет, говорил себе Босх, прижимая к уху трубку, не может быть. Это не делают по телефону. Они приезжают сами. Звонят в дверь. И говорят в лицо.

Наконец в трубке зазвучал голос Ирвинга:

— Детектив Босх?

— Где она? Что случилось?

Еще одна режущая сердце пауза. Босх закрыл глаза в ожидании ответа.

— Извините?..

— Просто скажите, что случилось, ладно? То есть... она жива?

— Детектив, я не уверен, что понимаю, о чем вы. Я звоню, поскольку хочу, чтобы вся ваша группа прибыла сюда как можно скорее. Вас ждет особое поручение.

Босх открыл глаза. Посмотрел в окно — прямо за домом начинался каньон, казавшийся сейчас темным пятном. Взгляд скользнул по склону, в сторону автострады, потом вернулся назад к узкой полоске сияющих за перевалом Кауэнга огней Голливуда. Кто знает, может, каждое пятнышко света означало, что там тоже кто-то не спит, дожидаясь кого-то, кто уже не придет. В окне Босх видел свое отражение — усталое лицо с как будто выгравированными под глазами глубокими полукружиями, заметными даже в темном стекле.

— У меня для вас поручение, детектив, — нетерпеливо повторил Ирвинг. — Вы готовы приступить к работе или...

— Готов. Просто не сразу понял... Принял вас за другого.

— Извините, если разбудил. Но уж вам-то пора бы и привыкнуть.

— Да. Никаких проблем.

Босх не стал говорить, что звонок вовсе и не разбудил его, что он просто слонялся по пустому темному дому, не находя места от беспокойства.

— Ну так пошевеливайтесь, детектив. Кофе мы вам обеспечим.

— Где вы? Что случилось?

— О том, что случилось, поговорим, когда прибудете. И никаких задержек. Позвоните своим. Пусть подъезжают на Гранд-стрит, между Третьей и Четвертой. Это у Энджелс-Флайт. Знаете, о чем я говорю?

— Банкер-Хилл? Я не...

— Вам все объяснят, когда приедете. Найдете меня. Если я буду внизу, то, прежде чем с кем-то разговаривать, подойдите ко мне.

— А как быть с лейтенантом Биллетс? Она ведь...

— Ее поставят в известность. Детектив, мы зря тратим время. Это не просьба, а приказ. Собирайте ваших людей и поскорее сюда. Я достаточно ясно выражаюсь?

— Достаточно.

— Тогда жду.

Не дожидаясь ответа, Ирвинг дал отбой, а Босх еще стоял, прижимая к уху трубку. Что же происходит? Энджелс-Флайт, замкнутое транспортное кольцо, соединявшее Банкер-Хилл с центром города, не было подконтрольно голливудскому подразделению. Если у Ирвинга там труп, то расследованием должны заниматься другие. Если же у них не хватает людей или произошло что-то особенно важное, значительное с точки зрения прессы, то к делу следовало привлечь детективов из отдела, занимающегося грабежами и убийствами. Тот факт, что на место преступления прибыл сам заместитель шефа полиции, да еще в ночь с пятницы на субботу, говорил в пользу второго варианта. А вот другой факт, вызов группы Босха, а не ребят из ОГУ, оставался загадкой. Что бы ни произошло на Энджелс-Флайт и что бы там ни делал Ирвинг, это никак не объясняло ночной звонок.

Босх еще раз бросил взгляд на темный каньон и положил трубку. Хотелось курить, но, продержавшись без сигареты почти до утра, он не собирался сдаваться.

Он повернулся спиной к окну, снова поднял трубку и нажал кнопку быстрого вызова, посылая сигнал в квартиру Кизмин Райдер. Джерри Эдгару можно будет позвонить потом. Ощущение беспокойства и тревоги схлынуло, уступив место облегчению. Босх еще не знал, что ждет его на Энджелс-Флайт, но звонок Ирвинга определенно отвлек его мысли от Элеонор.

Райдер ответила после второго гудка.

— Киз, это Гарри, — сказал он. — Есть работа.

Глава 2

Босх договорился встретиться с коллегами в участке голливудского подразделения, а уже оттуда всем вместе отправиться в центр города на служебных машинах. Сев за руль джипа, он включил радио и настроил его на местную станцию, чтобы послушать последние новости. Репортер как раз сообщал о том, что в одном из вагончиков рельсовой дороги на Энджелс-Флайт обнаружены два тела и что делом, похоже, уже занимаются детективы ОГУ. Он также добавил, что полиция выставила необычно широкий кордон оцепления, так что приблизиться к вагончику и взглянуть на убитых не представляется никакой возможности.

В участке Босх поделился этой информацией с Эдгаром и Райдер.

— Мы, как всегда, на подхвате, — проворчал Эдгар, недовольный тем, что ему не дали поспать, и уже предполагая, что остаток уик-энда придется провести в роли мальчика на побегушках у парней из ОГУ. — Жилы рвать — это для нас, а вся слава — им. А ведь мы в эти выходные даже не на очереди. Если уж Ирвингу так нужен кто-то из голливудского отдела, почему он не вызвал Раиса?

Действительно, группа номер один — Босх, Эдгар и Райдер — в нынешние выходные в графике вызовов не значилась. Следуя установленному порядку, Ирвинг должен был бы поднять на ноги группу номер три Терри Раиса, стоявшую в данный момент в начале списка. Но Босх уже понял, что Ирвинг неспроста позвонил в обход его непосредственного начальника, лейтенанта Грейс Биллетс.

— Ладно, Джерри, не шуми, — сказал Босх, привыкший к постоянному нытью напарника, — скоро у тебя будет возможность спросить об этом лично заместителя шефа.

— Ты прав, такая возможность у меня будет, после чего я на ближайшие десять лет попаду в Бухту. На кой мне это сдалось?

— Эй, зато будешь высыпаться по дороге, — усмехнулась Райдер. Эдгар жил в Долине, и в случае перевода в Бухту, как называли портовое отделение полиции, ему пришлось бы тратить не менее полутора часов только на дорогу в один конец. Перевод в Бухту считался неофициальным наказанием, которому начальство подвергало недовольных и нерадивых подчиненных. — Да и убийств у них не больше шести-семи в год.

— Очень мило, да не по мне.

— Ладно, ладно, — вмешался Босх. — Давайте двигать, а обо всем остальном будем думать потом. И не особенно копайтесь.

Проехав по Голливудскому бульвару до автострады номер 101, он повернул к центру и посмотрел в зеркало заднего вида — напарники следовали за ним. Даже в темноте не заметить их было трудно. Босх покачал головой — новые машины детективов ему совершенно не нравились. Выкрашенные в черный и белый цвета, они отличались от патрульных только тем, что не имели мигалок на крыше. Идея заменить обычные, не имеющие никаких опознавательных знаков, автомобили детективов на так называемые сликбэки принадлежала бывшему шефу полиции. Смысл затеи состоял в том, чтобы таким оригинальным способом исполнить обещание наводнить улицы полицейскими. Пересадив своих людей с неприметных машин на автомобили, бросающиеся в глаза, шеф надеялся внушить жителям города, что их безопасность и покой охраняет большее число копов. Обращаясь к представителям самых разных общин, шеф всегда приплюсовывал детективов к патрульным и с гордостью утверждал, что увеличил число блюстителей порядка чуть ли не на сотни.

×