— Она любит тебя, дурачок. А ты у нас, эдакий петушок, не желаешь признавать очевидное.

Адам отпил глоток кофе, но кофе остыл, и он выплеснул его в раковину.

Повернувшись, он увидел, что Селия стоит и смотрит на него.

— Ну хорошо. Чего я не вижу? — вздохнул Адам.

— Она могла бы стать самым лучшим, что есть в твоей жизни. Вы же родственные души.

Он уставился в окно:

— Я похоронил родственную душу три года назад.

Селия подошла к нему, погладила по плечу:

— Ты похоронил жену, но у нее была другая душа.

Адам так не считал.

— Как долго ты собираешься делать вид, что у вас все было прекрасно? Мне нравилась Бекка, да и ты по-своему любил ее, но никогда не был с ней хоть наполовину счастлив так, как с Кэти. У тебя глаза горят, если ты о ней говоришь, а говоришь ты о ней очень часто, хотя сам и не замечаешь. А когда ты и она… Вы созданы друг для друга, это совершенно ясно.

Селия явно видела то, чего нет. Не секрет, что она не очень обрадовалась, когда Адам собрался жениться на Бекке. Экономка не считала, что они подходят друг другу, тем не менее она хорошо относилась к Бекке, хотя та не всегда отвечала ей тем же. Бекка хотела быть центром вселенной и ревновала Адама к Селии.

Да, у них бывали неприятные моменты, супружеские проблемы. А он вместо того, чтобы посмотреть им в лицо, утешался работой.

Если бы их брак был идеальным, если бы они были по-настоящему счастливы, потерять Бекку было бы еще больнее.

— Я не хочу хоронить еще одну жену, — бросил Адам.

— Ты не волен выбирать, кого полюбишь. Вопрос в том, примешь ли ты эту любовь.

— Я доволен свой теперешней жизнью, а когда появится ребенок, буду совершенно счастлив.

— Ты действительно так думаешь?

— Я уверен. — Он посмотрел на часы. — Мне пора на работу.

Селия нахмурилась и покачала головой, словно Адам разочаровал ее.

Испытывает ли он что-то к Кэти? Несомненно. Может ли любить ее? Несомненно. Но это не значит, что он позволит себе любить ее. Он не совершит еще одну ошибку.

Глава 13

Первоначально Адам хотел подождать до следующей планерки, но ему не терпелось сообщить хорошую новость. Вечером он собрал всех у себя в кабинете.

— У меня есть новость личного плана. Скоро я стану отцом.

Эмилио усмехнулся. Натан и Джордан удивились.

— А я и не знал, что ты с кем-то встречаешься, — заметил Натан. — Надеюсь, она не дочь важной персоны или, боже упаси, представительница низов.

Адам засмеялся: Натан всегда ожидает худшего.

— Все в порядке, — пояснил он.

— Это ребенок мой и Ребекки.

— Разве такое возможно? — смущенно поинтересовался Джордан.

Адам рассказал им об эмбрионах и о том, что Кэти вызвалась стать суррогатной матерью.

Слушатели жали ему руку, похлопывали по спине. А он продолжил:

— Есть кое-что еще. После рождения ребенка я уйду с поста президента компании.

Три рта открылись одновременно.

— Как? — спросил Натан. — Компания — это твоя жизнь.

— Я останусь в правлении, но больше не буду осуществлять ежедневный контроль. Мне потребуется время для ребенка.

— А как насчет того, чтобы нанять няню? — предложил Натан.

— Я мог бы это сделать, конечно, но уже давно поклялся, что, если у меня будут дети, я сам буду их растить. Кроме того, не забывайте, я — отец-одиночка.

Эмилио перешел к сути дела:

— Ты будешь искать замену на стороне или выдвинешь кого-то из сотрудников?

Троица переглянулась. В такой ситуации всех их в течение следующих восьми месяцев будут рассматривать в электронный микроскоп, оценивая все их поступки, все решения. Трем друзьям предстоит состязание.

— Так кого ты выберешь? — спросил Натан, зная, что совет директоров, вероятно, прислушается к рекомендации Адама.

— Шансы у всех равные, — сообщил Адам. — А вообще говоря, мой выбор будет зависеть от того, как вы проявите себя в оставшееся время.

— Никакого давления, — сухо потребовал Джордан.

— Цель и так будет давить на вас, — заметил Адам. — Я много сил и труда вложил в компанию. И вы тоже. Если бы не вы, компания не стала бы тем, что она есть.

— Мне кажется, мы все знаем, кто займет твое место, — сказал Натан. — Вы с Эмилио — близкие друзья. У него все преимущества.

— Это бизнес, — возразил Адам. — И дружба тут ни при чем. Есть еще вопросы?

После окончания собрания Эмилио задержался в кабинете Адама:

— Я хочу еще раз тебя поздравить. Ты давно мечтал об этом.

Адам жестом попросил Эмилио закрыть дверь. Он обещал Кэти никому не рассказывать правду, но Эмилио — самый близкий друг. Ему можно доверить их секрет.

— Видишь ли, может оказаться, что ребенок не от Бекки.

Эмилио нахмурился:

— Чей же это ребенок?

— Мой и Кэти.

— Ты спал с ней?

— После того, как была сделана вторая имплантация. По мнению врача, пять к одному, что оказалась оплодотворенной яйцеклетка Кэти.

Эмилио покачал головой и что-то пробормотал по-испански. Затем добавил:

— Наверное, это было неизбежно.

— Неизбежно? Что ты имеешь в виду?

— Мужчина не говорит о женщине не умолкая, если она ему не нравится.

Неужели он действительно настолько часто говорит о Кэти, что и Селия, и Эмилио это заметили? А вот он не заметил…

— И что вы собираетесь делать? — спросил Эмилио.

— Анализ ДНК. И если это ребенок Кэти, мы получим равные права на опеку.

— Ты не хочешь на ней жениться?

— Ты ведь сам не сторонник законного брака.

Эмилио пожал плечами:

— Я не из тех, кто женится. А ты из тех.

Это правда. Но с него достаточно.

— Ты прекрасно знаешь, что я не собираюсь жениться вторично… Но если бы ты оказался на моем месте, ты просил бы ее выйти за тебя замуж?

— Конечно.

Адам удивился:

— Ты же не веришь в законный брак.

— Нет. Но у нашего народа мужчины отвечают за свои поступки. Это вопрос чести, — ответил Эмилио. Потом тихо добавил: — Если бы я поступил иначе, моя мать отреклась бы от меня.

— Значит, ты думаешь, я должен жениться на Кэти?

— Неважно, что я думаю.

— Все это очень сложно, — вздохнул Адам.

— Ты спал с сестрой твоей покойной жены, и у тебя будет ребенок. Слушай, ты пережил несколько тяжелых лет и заслужил счастье. — Эмилио посмотрел на часы и встал. — Кстати, о счастье. У меня свидание с очень милой пожилой женщиной.

— Пожилой?

— С моей матерью, — пояснил Эмилио с улыбкой. — Я веду ее в оперу.

— Сочувствую, — сказал Адам.

Они с Беккой бывали в опере каждый месяц. Бекка настаивала, чтобы муж забронировал ложу. Адам использовал это время, чтобы читать электронные письма или просто дремать.

Эмилио усмехнулся:

— Некоторые мужчины любят оперу.

Однако Адам готов был поспорить, что примерно половина мужчин посещает оперу только ради своих жен. Кроме того, он подозревал, что Бекке больше нравилось появляться на публике, чем следить за действием на сцене. Она постоянно стремилась выставлять напоказ их богатство. Носила туалеты от самых модных дизайнеров, проводила целые дни в салонах красоты. Он никогда не понимал, почему она не может быть самой собой… как Кэти.

Эмилио уже стоял у двери, когда Адам остановил его:

— Могу я задать тебе один вопрос?

— Конечно.

— Выглядел я счастливым до того, как Бекка заболела?

— То есть?

— Ты считаешь, наш брак был удачным?

Эмилио подумал с минуту, потом произнес, тщательно подбирая слова:

— Мне казалось, что если бы ты был счастлив, то проводил бы меньше времени на работе.

— Ты работаешь столько же, сколько и я.

— Но у меня нет жены. Извини за любопытство. Почему ты спрашиваешь?

— Селия сказала мне кое-что сегодня утром… — Адам пожал плечами. — Впрочем, не важно. Желаю тебе хорошо провести вечер.

Оставшись один, Адам посмотрел на телефон. Разговор о Кэти вызвал в нем желание пообщаться с ней. Она прислала сообщение, что доехала благополучно, так что вроде бы незачем ей звонить. Может быть, ему просто хотелось услышать ее голос…