Глава 26

Все укладываются на рассвете, как только небо на востоке начинает голубеть. Почему-то кажется, что безопаснее лечь вместе, в гостиной, с незашторенным окном, за которым уже слышится птичий щебет. К утру декорации фильма ужасов будто исчезают сами собой. Конец опасности, смерти, вампирам, призракам и прочим кошмарам. Джейми помнит, что главный кошмар по-прежнему лежит наверху, в мансарде, и никуда не денется, но к шести часам утра ему становится как-то все равно, и он отключается.

Эмили просыпается первой, в двенадцать, и как ни в чем не бывало готовит всем завтрак. У двери кухни Джейми слышит, как Эмили напевает какую-то старую песню «Смитc»[61]. А он думал, эту мелодию никто уже не помнит.

– Доброе утро, – говорит он, входя в кухню и зевая.

– Добрый день, – поправляет она. – Бурная выдалась ночка, да? – Она подает Джейми чашку чая. – Скоро будем завтракать. Остальные встали?

– Просыпаются, – улыбается Джейми. – Тебе полегчало, да?

– Я в норме, – кивает Эмили. – Зря я так распсиховалась.

– Это можно понять, – уверяет Джейми. – Мы все растерялись.

– Из-за какого-то мертвеца? Не понимаю, зачем делать из этого трагедию.

– Как-никак человек умер, – напоминает Джейми. Он не верит глазам: Эмили будто подменили.

– Джейми, в мире постоянно умирают люди. Это естественно.

– Ночью это не казалось естественным, – обижается Джейми.

– Выше нос, – командует Эмили. – Поверь мне, мы сбежим отсюда, и все будет хорошо. Договорились?

Джейми не уверен, что все так просто.

– Договорились, – нехотя отвечает он.

– Вот дерьмо! – ворчит Брин, вваливаясь в кухню. – Вся эта херня мне приснилась или как?

– Какая? – жизнерадостно переспрашивает Эмили.

– Не приснилась, – сообщает Джейми. – Все по правде.

– Блядь! Бодун точно по правде, – соглашается Брин. – Аспирин есть?

Деловитая и расторопная Эмили вручает ему стакан воды и две таблетки.

– Живем, – радуется Брин.

В дверях появляются остальные – заспанные, красноглазые и помятые.

Эмили подает завтрак и объявляет, что обед будет ровно в три.

– Ты в порядке? – спрашивает Энн. Эмили не отвечает.

– Похуже, чем ночью, – шепчет Пол.

– С каждого – план бегства, – говорит Эмили. – За обедом обсудим.

После завтрака никто не знает, чем заняться. Неловко вести себя как ни в чем не бывало, когда наверху лежит труп. С другой стороны, насчет трупа никто ничего не предлагает. Массовый паралич: идеи отсутствуют. В конце концов, Брин и Тия помогают Эмили вымыть посуду, а Энн с Полом уходят искать пищу для паука – теперь он (Пол почему-то убежден, что паук – «он») живет в шкафу в коробке. Тия уже не требует паучьей смерти, и никто об этом не заговаривает.

Джейми сидит в кухне, напряженно думая о мансарде. Там наверняка есть разгадка тайны, объяснение, зачем их сюда привезли. Вчера ночью и сегодня утром об этом говорили мимоходом. Никто не готов смириться с мыслью, что мертвец унес тайну с собой, но идти наверх и искать улики тоже никому не хочется. Вскоре у Джейми разыгрывается воображение: он представляет себя в роли смельчака, который в одиночку обшаривает мансарду. Остальные потрясены: он не только побывал там один, но и разгадал тайну. За какую-нибудь пару секунд он превращается в Индиану Джонса, ищет потерянный ковчег. И тут же понимает: чтобы эта фантазия стала реальностью, достаточно подняться в мансарду.

Проглотив страх (Индиана ничего не боялся), Джейми уходит из кухни и мчится вверх по лестнице, прыгая через две ступеньки – на случай, если вдруг струсит на полпути. Он стоит на площадке, весь в поту. Сейчас не помешали бы стакан холодного лимонада и свежий ветер. Но приходится терпеть смрад и жужжание мух. Кошмар. Первым делом Джейми срывает с кровати простыню и накрывает труп. Потом находит в тесной уборной освежитель для воздуха и прыскает во все стороны: теперь пахнет не просто смертью, а смертью и весенними лугами.

Джейми принимается за обыск, вообразив себя агентом ФБР: грубо перетряхивает кипы бумаг, хватает и швыряет вещи, словно его цель – создать в комнате хаос. Увлекшись, он перестает замечать длинный бесформенный ком на полу. Джейми один, но не пугается – скорее чувствует себя хозяином. Он упивается собственной важностью и не хотел бы, чтоб ему помогали – тогда триумф придется делить с помощниками. Но и действовать в одиночку не так-то просто. Бумаг море, в основном заумных научных статей, но ни одна к похищению не относится.

Наконец через полчаса Джейми находит нечто важное: папку с заявлениями и анкетами шестерых обитателей острова. Кроме этих бумаг, в папке всего один листок.

Это письмо, датированное августом 1999 года. Адресовано мистеру Смиту.

Компания, занимающаяся прокатом вертолетов, уточняет у мистера Смита детали рейса – как они пишут, «последнего». На этот раз мистер Смит берет с собой «небольшой груз» и сам предоставляет контейнер с надписью «хрупко!». Кроме того, в письме сказано, что за содержимое контейнера несет ответственность сам мистер Смит и он же обязан проделать в контейнере вентиляционные отверстия. Компания подтверждает, что ей уже сообщили – груз составят опять книги («опять» – значит, сюда привозили и книги в библиотеку), продовольствие и «живность». Указано, что «последний рейс» состоится в понедельник, 6 сентября 1999 года. В тот день, когда все шестеро прибыли на остров. Джейми судорожно сглатывает. Видимо, в контейнере находились они. Черт. Ему приходится сделать краткую паузу и отдышаться. Лишь потом он обращает внимание на тревожную деталь: тот злополучный рейс вертолета назван «последним» – значит, возвращаться домой или отвозить «живность» обратно мистер Смит не планировал.

Следовательно, этот «мистер Смит» – организатор собеседования, и он привез их сюда умышленно. Только непонятно, зачем, – ни в папке, ни в комнате нет никаких намеков. Зачем он арендовал вертолет и доставил их сюда? Почему не забронировал обратный рейс? Зато теперь ясно, что террористы-убийцы на остров не явятся.

Джейми чуть не упускает из виду коричневый чемодан. Только перевернув вверх дном всю комнату, он решает его открыть. Лениво – подумаешь, чемодан. Сам Джейми распаковал бы свой чемодан сразу. Чемодан Джейми стоял бы пустым. Но неизвестный мертвец – не Джейми. В чемодане кое-что осталось.

Глава 27

– Так ты пришла в себя? – спрашивает Тия у Эмили, которая сама берется мыть посуду, но вытирать не желает.

– Я? Да, конечно. А что?

– Ночью ты впала в ступор.

– Ну да. Чаю хочешь?

Сегодня Эмили говорит не своим, взвинченным голосом. «Неужто опять на грани паники?» – гадает Тия. Ей хочется быть с Эмили помягче, разговаривать, как со стариками в доме престарелых. Когда не хватало рабочих рук, Тия дежурила по ночам. Ночью дом престарелых менялся: его обитатели слонялись по коридорам, как привидения, порой даже выходили на улицу или забредали в парк по соседству. Местные жители приводили их обратно, как заблудившихся собак. Иногда в присутствии местных старшая сестра даже шлепала стариков. Перед побегами, приступами безумия и драками их голоса всегда становились пронзительными. И голос старшей сестры тоже, особенно когда она готовилась подопечного наказать.

За окнами очередной солнечный день, разве что небо чуть потемнее, а вдали облака. Наконец-то заговорили о бегстве. Невероятно: чтобы начать действовать, им понадобился мертвец. Тия гадает, что стало бы с ними, не будь трупа. Так и торчали бы на острове, не помышляя о побеге? Пол спрашивал, куда ей рваться. Пожалуй, и она в конце концов перестала бы стремиться домой.

Эмили заваривает чай лучше Энн. Они сидят и пьют чай, точно уборщицы в перерыв. Брин ушел за дровами для камина, хотя Эмили напомнила, что дерево им еще пригодится для лодки. Куда ушли Пол и Энн – неизвестно. И Джейми куда-то исчез.

вернуться

«Смитc» («The Smiths», 1982—1987) – британская рок-группа.

×