– Пойдемте лучше обедать, – говорит Брин.

– Эмили ни слова, – предупреждает Тия.

– Договорились, – отвечает Пол. Остальные кивают.

– Я не смогу проглотить ни крошки, – признается Энн.

– А меня стошнит, – прибавляет Джейми.

– Все равно идем, – зовет Тия.

Эмили сидит одна за столом. Перед ней тарелка со спагетти в томатном соусе. Остальные тарелки нетронуты.

– Извини, – говорит Пол. Все садятся. И молчат.

– Спагетти холодные, – сообщает Эмили. Похоже, она опять плакала.

– Как ты? – спрашивает Энн.

– Я? Лучше всех, глупая, – печально отвечает Эмили. – Жаль только, ваша еда остыла.

К еде никто не прикоснулся. Брин пробует спагетти.

– Блеск, – заявляет он, но, судя по виду, его тошнит.

– М-м-м, – поддерживает Тия. – И совсем не остыли.

– Объеденье, – добавляет Энн, забыв попробовать.

Глава 29

– Итак, побег, – объявляет Эмили, когда все заканчивают давиться едой.

– Сначала надо узнать, где мы, – отрешенно произносит Джейми.

– Где-то на территории Великобритании, – говорит Пол.

Кто их напичкал транквилизаторами? Что стряслось? Все какие-то странные. Эмили не понимает, что происходит.

– Надо узнать поточнее, – устало говорит Тия.

– Пусть Энн разберется, – предлагает Эмили. – Может, по приливам.

– А я прорублю в кустах тропу к воде, – предлагает Тия, уставившись в тарелку.

– Справишься? – сомневается Брин.

– Конечно, – отвечает она. – Сложно разве? Я в пристройке видела косу.

– Которую забыла смерть, – бормочет Энн.

– Пол мог бы придумать, как построить лодку, – продолжает Эмили.

– Пусть этим лучше займется Джейми, – предлагает Пол. – В лодках я профан.

У Джейми покраснели глаза. Наверное, сенная лихорадка.

– Ладно. – Он слабо улыбается. – Попробую.

– А ты что будешь делать? – спрашивает Тия у Пола.

– Мотор собирать, конечно.

– Зачем нам мотор? – удивляется Эмили. – Можно обойтись веслами.

– А ты когда-нибудь веслами гребла? – спрашивает Пол. – Хотел бы я посмотреть.

– Мы не в игрушки играем, – строго осаживает его Эмили.

– Ну и что?

– Ты до сих пор не понял? Это не игра. Несколько секунд все молчат.

– Эмили, мы понимаем, – наконец говорит Тия.

– А я? – поспешно вмешивается Брин. – Мне что делать?

– А твоя задача... – Эмили задумывается.

– Материалы, – подсказывает Джейми.

– И непотопляемость, – добавляет Пол.

– Для лодки? – уточняет Брин.

– Ну конечно, – отзывается Эмили. – Для чего еще?

– А что будешь делать ты, Эмили? – спрашивает Джейми.

– Готовить в дорогу бутерброды, – шутит Брин.

– Помогать Джейми, – поправляет Эмили, игриво шлепая Брина по ноге.

Тия буравит ее злым взглядом. Эмили не понимает, почему. Что она такого сделала?

Эмили чувствует: что-то происходит. Ночью все были друзьями, а теперь снова напряг. Может, она поспешила с дружбой? Как еще недавно говорила Тия, у них нет ничего общего. И правда, ничего, думает Эмили, – не считая очень многого. Больше, чем можно предположить. Они вместе нашли мертвеца, это должно связать их навеки. Наверное, им просто не терпится отсюда сбежать. Еще утром все было прекрасно – значит, дело в побеге. Наверное, остальные сами на себя не похожи из-за вчерашней ночи, думает Эмили. Боятся, что она опять с катушек съедет. Расслабились бы уже.

– Мы зачем сюда пришли? – спрашивает Эмили у Джейми.

Небо по-прежнему затянуто серыми тучами, мелкая изморось падает Эмили на щеки.

– Посмотреть, где на острове есть древесина, – объясняет он. – Для работы пригодится.

– А-а. Я думала, материалы ищет Брин.

– Он осматривает мебель.

– Зачем же тогда мы потащились сюда?

– Мне хотелось проветриться. И тебе не помешает.

– Что?

– Развеяться. Подышать свежим воздухом.

– С какой стати? Со мной все в порядке.

– Точно?

Эмили сегодняшние намеки осточертели.

– А что? – огрызается она. – Господи, стоило мне один раз сорваться, и все решили, что я с приветом или еще похлеще!

– Мы просто заботимся о тебе. Мы же твои друзья...

– Знаю, – перебивает она. – Не держи меня за чокнутую.

– Извини, – говорит Джейми.

– Слушай, – Эмили вдруг оживляется и хихикает, – как думаешь, кто утонет первым?

Джейми не отвечает.

– Джейми! – не дождавшись ответа, окликает Эмили.

– Оставь меня в покое, – говорит он. Эмили детским голоском бормочет:

– Я же пошутила. Он на нее не смотрит.

– Джейми...

Она кладет руку ему на плечо. Джейми передергивается.

– Ты что, плачешь?

Джейми оборачивается. В глазах у него блестят слезы.

– Оставь меня в покое, – повторяет он.

– Да что стряслось? Я же просто пошутила.

– Стряслось страшное, – говорит он. – Ты даже не знаешь, как все дерьмово. Понятия не имеешь. Хуже некуда.

– Мы просто нашли труп, – возражает она.

– Нуда, как же.

В слезах Джейми уходит в дом.

Сегодня Эмили много размышляла об утоплении. Подумать смешно. Отчего – непонятно, такая смерть пугает больше любой другой. Кроме изнасилования и пыток. Кто-то сказал, что смерть – худшее, что может случиться с человеком. Ну разве не идиотизм?

Терпеть пытки гораздо хуже, чем просто умереть. Но на общей шкале какого-нибудь болеметра или смертометра утопление – это серьезно. Эмили представляет, как легкие наполняются водой, – тот момент, когда дышишь водой, как «искусственное легкое».

У Эмили есть чистый лист бумаги. Вдруг вдохновившись, Эмили рисует лодку – как из комиксов, нечто вроде банана, плывущего по волнам-синусоидам под треугольным парусом на мачте-палке. А потом, сама не зная, почему, рисует в воде пять человечков. Над ними поднимаются пузырьки воздуха: эти пятеро тонут. В лодке осталась только одна пассажирка – вроде бы наблюдает за утопленниками, но если присмотреться, можно заметить, что и она готова броситься за борт.

Глава 30

Пол снова моет посуду, приводит кухню в порядок после обеда.

Он не видит, как входит Джейми, но слышит его бормотание.

– Что? – спрашивает Пол.

– Ничего, – отвечает Джейми. – Неважно.

Он садится за стол, подперев голову ладонями. Волосы мокрые от дождя.

– В чем дело? – не отстает Пол.

– Надо рассказать Эмили, – говорит Джейми.

– Мы же договорились молчать, – напоминает Пол.

– Да, но теперь она думает, что мы считаем ее сумасшедшей. И сводит с ума меня, притворяясь абсолютно нормальной, пока мы с ней носимся. Чем больше мы сюсюкаем, тем старательнее она изображает нормальную. Она думает, мы боимся, что у нее опять случится припадок. Это нечестно. Понимаешь, мы ее оберегаем, а она мстит нам за это.

– И тебе мстит?

– Несмешно шутит о том, кто утонет первым.

– Наверное, перепугалась, – высказывается Пол. – Мы все обидчивые, когда страшно.

Джейми капризно складывает руки на груди.

– Я – нет. Пол смеется:

– А ты постарайся.

– А где твой паук? – спрашивает Джейми.

– В шкафу. Боится Тии. Джейми вымученно улыбается.

– А Тия где?

– Расчищает тропу вниз. Ушла одна, никого с собой не взяла.

– Почему?

– Откуда мне знать? Ну так что с письмом? Джейми вытаскивает письмо из кармана и разворачивает. Наверху его прочли все.

– Ну, никто сюда не явится, – говорит он, снова просмотрев письмо.

– Нет, – поправляет Пол, – никто сюда не явится, чтобы нас убить.

– Или спасти, – добавляет Джейми.

Домыв посуду, Пол играет с Джейми в «Змейку» – долго, Джейми успевает забыть про Эмили. Полу никак не думается о моторах, лодках и побеге. Слишком зациклился на ключе в кармане, на параллельном мире, где он – узник этого дома, по-настоящему запертый. Страшно, страшнее всего на свете.

Какого черта он написал в анкете правду? Обычно он уклоняется от подобных вопросов. Может, вопрос показался любопытным, вызвал на откровенность – в награду тому, кто составил анкету с такими удачными вопросами. Или его просто застали врасплох – вроде как задают кучу каверзных вопросов, и в итоге заявляешь, что зеленый сигнал светофора означает «стойте». «Имя?» – «Пол Фаррар». «Возраст?» – «25». «Место рождения?» – «Бристоль». «Специальность?» – «Искусства». «Чего больше всего боитесь?» – «Очутиться взаперти». В конце концов, мы привыкли заполнять анкеты, верно?

×