– Джеймс тебя схватит.

– Схватит? Да твой драгоценный Джеймс Квинлан не схватит даже насморк. Не успеет – прежде его закопают на шесть футов в землю.

В душе Салли вскипел такой гнев, что она не смогла с собой справиться. Приподнявшись, она ударила его по лицу связанными руками. Хорошо ударила. Эймори выругался и оттолкнул ее обратно на кровать. Его кулак взметнулся в воздухе.

Салли услышала вопль Амабель:

– Не надо, Эймори!

Но занесенный кулак не остановился в своем движении, он опустился – но не на лицо, а на ребра Салли.

Глава 31

– Тьфу ты, черт, – пробормотал Квинлан. – Очень жаль, ребята, но старые хрычи оказались весьма дотошными. Мой армейский нож исчез. Я всегда носил его при себе, у щиколотки. – Он выругался.

– Вы правы. Кори, что ты делаешь? Что ты корчишься, как рыба на крючке? Господи, почему ты так странно пыхтишь и стонешь?

Кори тяжело дышала.

– Скоро увидите. Я и не рассчитывала, что Квинлан найдет свой нож. Потерпите еще минуту, я уже почти справилась.

– С чем справилась? – спросил Квинлан, отчаянно пытаясь разглядеть ее в кромешной темноте.

– Когда-то я была гимнасткой. Мне принадлежит сомнительная честь считаться самым гибким из агентов, проходивших подготовку в Куантико. Сейчас я подсунула руки под задницу и пытаюсь протолкнуть их вперед. Так, еще немного... Господи, оказывается, это гораздо труднее, чем тогда. Я была моложе и стройнее... – Она умолкла, напрягшись и тяжело дыша. – Я это сделала! – с трудом переводя дыхание, Кори расхохоталась.

– Что, Кори? Ради Бот, что ты сделала?

– Теперь мои руки связанны не за спиной, а впереди, Томас! Хвала Всевышнему, они оставили достаточно пространства между мной и стеной, Веревка, что у меня вокруг талии, была выше, чем веревка, которой связаны запястья. А теперь я собираюсь развернуться кругом и развязать веревку вокруг талии. Когда я это сделаю, то смогу заняться ногами, а потом добраться и до вас, ребята!

– Кори, – торжественно произнес Квинлан, – если ты нас отсюда вытащишь, мы оба – Томас и я – дадим тебе рекомендации, чтобы тебя сделали старшим специальным агентом в Портленде. Верно я говорю, Томас?

– Если она нас отсюда вытащит, я буду на коленях умолять ее выйти за меня замуж.

– Томас, ты сексуальный маньяк; Я никогда не выйду за маньяка.

– Как ты там. Кори? – спросил Квинлан.

– Дело идет. Узел на талии развязывается довольно легко.

– Отлично! Только поторопись!

Кто знает, сколько у них осталось времени до того, как за ними придет кто-нибудь из этих мерзких стариков? Где Салли? Квинлан не так часто обращался к Богу в своей жизни, но сейчас он молился. Взяла ли ее Амабель к себе?

– Есть, готово! Теперь дайте только освободить ноги.

– О черт! Я слышу какой-то звук! – зашептал Томас. – Быстрее, Кори, быстрее!..

* * *

– ...Эймори, не бей ее!

Амабель перехватила его руку и рванула в сторону. Кулак шумно приземлился на кровать – всего лишь в дюйме от ребер Салли.

Эймори шумно дышал. Со вновь занесенным кулаком он резко развернулся на пятках.

– Тебе не стоило этого делать, Эмми! Салли, выгибаясь, приподнялась на кровати, насколько могла.

– Идиот, кретин, не смей ее бить! – завопила она. Но он ударил. Кулак с силой врезался в челюсть Амабель, отбросив женщину к стене. Амабель тяжело осела на пол.

У Салли слова застряли в горле. Она смотрела на него и молилась, чтобы тетя осталась жива. Должно быть, Эймори сошел с ума.

– Как ты мог? Вы же с ней любовники. Если бы она тебе не позвонила, ты бы не узнал, где я, и не смог бы меня заполучить. И ты бьешь ее точно так же, как Ноэль!

Эймори Сент-Джон потер костяшки пальцев.

– Фактически это первый случай, когда мне пришлось ее приструнить. Думаю, ей больше не взбредет в голову идти против моей воли. Интересно, быстро ли у нее появляются синяки?

Дверь сарая со скрипом приоткрылась – сначала чуть-чуть, потом шире. Но пленников не ослепил яркий свет дня, в открывшуюся щель они увидели только звезды и молодую луну.

– Эй, вы там, не спите? – Это был голос какого-то старика. Которого из них? Квинлан пока не понял. Один ли он пришел проверить своих пленников или с ним кто-то еще? Квинлан молил Бога, чтобы старик оказался один.

– Еще не совсем утро, но вряд ли вы можете спать.

– Да, – откликнулся Томас, – мы бодрствуем.

А что? Вы надеялись, что уже успокоили нас навсегда?

– Не-а, – протянул старик. – У доктора под рукой оказалось маловато этой штуки, чтобы отправить вас на тот свет. Хотя таким способом было бы гораздо легче. А теперь... что ж, это будет совсем не забавно.

Квинлан чуть было не выпрыгнул из штанов, когда вдруг услышал шепот Кори:

– Ой-ой, прошу вас, я очень плохо себя чувствую. Отведите, меня, пожалуйста, в ванную, прошу вас. – Она тихо, но очень убедительно застонала.

– Что за чертовщина, – проворчал старик, – это ты, девчонка?

– Да. – Кори удалось издать такой звук, словно ее вот-вот вырвет. – Прошу вас побыстрее.

– Ну хорошо. Черт, я не ожидал, что кого-нибудь из вас может тошнить. Прежде ни с кем такого не бывало.

Кори сидела, привалившись к стене, как раз напротив старика. Открыв дверь пошире, тот вошел в сарай. Квинлан узнал Пурна Дэвиса – того самого типа, который был хозяином универмага. Кори держала руки за спиной, делая вид, будто они по-прежнему связаны.

– Быстрее, пожалуйста, – шептала Кори. У нее был достаточно убедительный голос, Квинлан сам чуть не поверил, что ее вот-вот вывернет наизнанку.

Он переглянулся с Томасом и кивнул. В тот самый момент, когда Пурн Дэвис проходил мимо Квинлана, Джеймс резко выбросил вперед ноги, ударив его на уровне бедер, и толкнул его прямехонько на колени Кори.

– Получилось! – воскликнула Кори. Старик начал было бороться, тогда она подняла сложенные вместе кулаки и ударила его так, что Пурн Дэвис рухнул без сознания.

– Молодец, Кори, – похвалил Томас. – Ты по-прежнему уверена, что не хочешь за меня замуж? А что, если я пообещаю исправиться?

– Спросишь меня об этом снова, если мы выберемся отсюда живыми. Ладно, ребята, я собираюсь развязать руки Квинлану, потом – тебе, Томас. Вы пока присмотрите за этим стариком.

На то, чтобы развязать Квинлана, у нее ушло не больше трех минут. Еще три минуты – и все трое были свободны. Они встали и принялись разминаться и потягиваться, восстанавливая кровообращение в затекших руках и ногах.

– Сейчас я его привяжу как следует, – сказала Кори. Она опустилась на колени. – Смотри-ка, Квинлан, у него же один из наших пистолетов.

– Слава Богу! – Квинлан выглянул из сарая. – Дело близится к рассвету. Нигде ни души. Думаю, они просто послали его удостовериться, что мы еще живы. Зачем – ума не приложу. Они никак не могут себе позволить оставить нас в живых – просто ни в коем случае.

– А, взгляните, старик принес нам несколько бутербродов. Вот они, на подносе. Интересно, как он себе представлял, мы сможем есть их с завязанными руками?

– Готово! – Кори поднялась и встала рядом с мужчинами. – Что теперь, Квинлан?

– Давайте-ка, Томас, закроем сарай на засов, а потом двинемся к дому покойного Спайвера. Молитесь, чтобы его телефон не был отключен, зовем сюда группу захвата, а потом пойдем искать Салли...

* * *

– Он совсем рехнулся; Амабель. Тетка потирала челюсть. Она выглядела изумленной.

– Он никогда раньше меня не бил, – медленно проговорила она. – Он всегда меня любил, ласкал и ни разу не бил. Я всегда считала, что Ноэль сама во всем виновата – это она выпускала на свободу его темные инстинкты. Она вроде как заставляла Эймори ее избивать, словно была какой-то больной и нуждалась в таком обращении.

×