– Скотт рассказал ФБР обо всех твоих подвигах. Он стал с ними сотрудничать, надеясь спасти свою шкуру.

– Какая разница, что делает этот ублюдок? Хватит болтать, заткнись и пошли отсюда.

Он вытолкал ее на лестницу и заставил спуститься по ступенькам. Словно догадываясь, что Салли может попытаться что-то предпринять, он схватил ее за волосы и стал спускаться следом.

Что же делать?

У входной двери послышался какой-то шум. Эймори Сент-Джон рванул ее волосы кверху. Но Салли даже не заметила этого. Она услышала, как он выругался сквозь зубы. Почувствовала момент, когда он вытащил пистолет.

– Будем надеяться, что это всего лишь один из стариков.

Но это было не так. Дверь медленно и очень тихо приоткрылась. Если бы они были все еще наверху, то вообще бы ничего не услышали. Словно загипнотизированная, Салли уставилась на дверь.

Она увидела в щель лицо Квинлана. Салли ни о чем не успела подумать, она просто действовала. Она резко подняла руки, схватила Эймори за волосы и рванула вниз. Эймори споткнулся и покатился по лестнице вниз. В конце концов он приземлился на спину, тяжело дыша, но все еще находясь в сознании. В мгновение ока Квинлан уже стоял над ним, приставив к виску пистолет.

– Кто вы такой, черт подери?

– Это Эймори Сент-Джон, – ответила Салли. – Доктор Бидермейер сделал ему пластическую операцию. Так же, как тому мужчине.

«Зиг-зауэр» Квинлана еще сильнее уперся в висок Сент-Джона.

– Салли, ты в порядке?

– Со мной все отлично. Моя тетя наверху. Он как раз меня уводил – наверное, чтобы убить. Он заверил Амабель, что не сделает этого, но ты же знаешь, какой он лжец. Представляешь, Джеймс, он ее ударил, а она готова все ему простить. Что с ней такое?

– Пойду найду ее, – сказал Томас. – Не беспокойтесь, Салли, я не причиню ей вреда.

Салли поднялась на ноги. У нее все болело, кожа головы под волосами горела, но она чувствовала себя так хорошо, как еще никогда в жизни.

– Джеймс, – проговорила она, – как я рада тебя видеть! И вас тоже. Кори! Амабель сказала, что вас заперли в сарае за домом доктора Спайвера.

– Да. Но мы же не кто-нибудь, а специальные агенты! Мы выбрались. Честно говоря, в основном это заслуга Кори. Кори, развяжи ей руки!

Когда к ее рукам вернулась чувствительность, Салли подошла и встала над мужчиной, который многие годы считался ее отцом, – человеком, которого она столько лет ненавидела и который ненавидел ее. И вот он лежит на полу у ее ног.

Салли опустилась на колени. Она улыбнулась.

– Теперь пришел мой черед сказать, что я о тебе думаю. Ты жалок. Ты ничто, пустое место. Больше никогда в жизни тебе не удастся ни над кем властвовать. Я тебя ненавижу! Больше того, я презираю тебя! – Салли занесла кулак и ударила его по носу. – Господи, как же давно я мечтала это сделать! – Она потерла костяшки пальцев.

Эймори Сент-Джон весь затрясся от гнева, из носа у него потекла кровь. Он немного затих только после того, как почувствовал, что дуло пистолета давит в его висок еще сильнее.

– Хочешь знать еще кое-что? Ноэль просто в восторге, что ты уехал. Она ненавидит тебя не меньше, чем я. Теперь она от тебя освобождена. И я свободна от тебя. Скоро ты будешь за решеткой – как раз там, где тебе самое место.

Салли еще раз присмотрелась к Эймори Сент-Джону. Его глаза горели гневом, из носа сочилась кровь.

– Мерзкий ублюдок. – Она поднялась и пнула его ногой в ребра.

– Заткнись, ты, чокнутая! Эй, полиция, почему вы позволяете ей меня бить?

– Я позволю ей все, что она пожелает, – заверил Квинлан. – Салли, не хочешь его пристрелить?

– Нет, не сейчас. Скажем так, не в эту конкретную минуту. А знаешь что, старик? Ноэль стала такой красавицей! Я уверена, что скоро она снова станет ходить на свидания. Она сможет иметь любого мужчину, какого захочет.

– Она не посмеет! Ноэль знает, что я ее убью, если она хотя бы посмотрит на другого мужчину.

Да, я убью их обоих!

– Ты больше никого не убьешь, – глаза Салли чуть ли не светились от ненависти, а в голосе звучала радость, – тебе предстоит провести остаток твоей никчемной жизни за решеткой. – Она потрепала его по щеке. – Ты уже не молод. Подумай о том, как быстро ты обрюзгнешь и покроешься морщинами в тюрьме.

– Я не сяду в тюрьму. Подожди, я еще тебя достану. Бог мой, я ведь забавлялся с тобой шесть месяцев! Надо было давно тебя придушить.

– Только попытайся ты, старый мерзавец! – Салли улыбнулась и, размахнувшись, пнула его в пах.

Сент-Джон завизжал, скорчившись на полу.

– Отлично сработано, Салли, – сказал Квинлан. – Уверена, что ты не хочешь его застрелить?

Выстрел раздался на втором этаже.

Глава 32

Квинлан с силой двинул Эймори Сент-Джона в челюсть. «Один нейтрализован», – мысленно отметил он, глядя, как голова Сент-Джона бессильно свесилась набок. У них была только одна единица оружия на всех – пистолет Квинлана, отобранный у Пурна Дэвиса, и его-то Квинлан и приставлял к виску Сент-Джона.

Когда Томас отправился на второй этаж безоружным, Салли и не подумала – даже представить себе не могла, что Амабель может выстрелить в кого бы то ни было.

Внезапно Кори как молния бросилась в небольшую затененную нишу у самой лестничной площадки. Все молча наблюдали, как Томас, зажимая пальцами рану на руке, спускается по лестнице. Меж пальцами сочилась кровь. Вслед за Томасом спускалась Амабель, приставив к его затылку пистолет.

– Мистер Квинлан, бросьте ваш пистолет в сторону гостиной, или я размозжу ему голову.

Квинлан почти подчинился, но подтолкнул пистолет по отполированному до блеска дубовому полу так, что он заскользил прямо к тому месту, где притаилась Кори.

– Похоже, вы не слишком меткий стрелок, мистер Квинлан. Ну да ладно, не важно. А теперь отойдите от него подальше. Вот так. Встаньте рядом с Салли. А вы, сэр, двигайтесь вперед, или я прострелю вам череп. Думаю, вам это не понравится.

Томас казался ошеломленным:

– Нет, меня это совсем не устраивает.

– Вы залили мне кровью весь пол, молодой человек. Хотя какая разница? В любом случае мы вряд ли когда-нибудь сюда вернемся. А теперь, мистер Квинлан и ты, Салли, два шага назад. Вот так! И не пытайтесь выкинуть какой-нибудь фокус! Вы любите похвастаться, какие супермены агенты ФБР, но этот парень такой же, как и вы, – он всего лишь человек. Посмотрите, как много крови, а ведь у него всего лишь пустяковая рана в руке. Хотя, надо отдать ему должное, он не скулит. А теперь – никому не двигаться! – Амабель посмотрела вниз. – Эймори, можешь уже вставать!

Сент-Джон не издал ни звука.

– Эймори! – размахивая пистолетом, Амабель закричала, на Квинлана. – Мерзавец! Что вы с ним сделали?

– Я послал его в нокдаун. Хорошо послал! Не думаю, что он очухается в ближайшее время.

– Мне следовало бы пристрелить вас прямо сейчас. Вы стали занозой с той самой минуты, как ступили в наш город, с того момента, как встретились с Салли. Нет, Салли, не говори ничего, закрой рот. С Эймори мое будущее, и я не собираюсь от него отказываться. И со мной все будет в порядке. Меня никто не поймает, даже твое любимое ФБР.

Амабель подтолкнула Томаса к нижней ступеньке. Должно быть, она что-то почувствовала, потому что поспешно отступила на два шага назад.

– Только попытайтесь на меня напасть, молодой человек, и я разнесу вам голову.

– О нет, мэм, я ничего не собираюсь делать. Можно мне спуститься вниз, чтобы Квинлан перевязал мне рану носовым платком? Не хотелось бы умереть от потери крови. И жаль портить ваш замечательный пол и ковры.

– Идите, но только без глупостей, иначе вы – покойник!

Томас был бледен, его губы исказила гримаса боли. Он крепко прижимал к туловищу раненую руку, но кровь все равно медленно сочилась между пальцев и капала на пол.

– Иди сюда, Томас. – Квинлан жестом предложил ему подойти. – У тебя есть носовой платок?

– Да, в правом кармане плаща.

×